о семьях,
  имеющих детей-инвалидов
с нарушениями интеллекта, и для них
Кто мы?

Меня зовут Вера. Мой сын инвалид. Своим сайтом я хочу привлечь внимание к проблемам семей с детьми-инвалидами, найти пути решения этих проблем. А это в первую очередь дети с нарушениями в умственном развитии, психиатрии и лежачие дети. Я хочу объеденить родителей детей-инвалидов, постараться найти спонсоров, помощников, волонтёров, оказывать помощь таким семьям адресно, зная проблемы каждой семьи.

В феврале 2011года  мы прошли государственную регистрацию и существуем теперь как  Благотворительный фонд "Чудо жизни".  Мы работаем легально. Нас касается абсолютно всё, что Вы видите здесь на сайте. И права детей-инвалидов мы отстаивать будем.

 

             
                badge.png    
        aa9159a42bec4dee6ac94f221e1859250.jpg         

 

РЕАЛИИ

В Конвенции о правах инвалидов указано, что Государство должно стремится интегрировать инвалидов в социум, а также должно стремиться к инклюзивному образованию. Только наше Правительство решило пойти дальше, проводя реформы образования : уничтожить все разнообразие форм обучения детей-инвалидов (специализированные детские сады, школы, лекотеки) и всех загнать в инклюзию без учета особенностей детей и индивидуального подхода к ним, вместе с тем теряя уникальных опыт коррекционного образования. Детей должны будут сопровождать тьюторы, по словам Олтжаревской Любови Евгеньевны, Начальника окружного управления образования ЮВАО г. Москвы,  для этой цели будут привлечены студенты, то есть не профессионалы. Сейчас применяется полномасшабное вытеснение детей-инвалидов из образования. 

Здесь же стоит отметить, что медицинских работников больше нет в специализированных школах и детских садах для инвалидов, хотя в них дети остро нуждаются. Сначала их вывели из штата учебных заведений как непрофильных работников, потом убрали совсем.
Также вывели из штата учебных заведений рабочих и уборщиков, заменив на персонал клининговых агентств, причем чаще всего это мигранты из Средней Азии. Я не имею никаких претензий к их национальности, а имею сомнения в подлинности документов, по которым они работают. Всем известно, что для работы в системе образования требуется ряд документов, подтверждающих отсутствие инфекций у сотрудника, судимостей, также он не должен состоять на учете у психиатра и нарколога. А теперь вопрос: делается ли запрос в страны Средней Азии для выявления всего этого? Или граждане этих стран святые и непорочные? И еще, почему работники садов, являющиеся гражданами России, питаются на рабочем месте на платной основе, а иностранцы обеспечиваются питанием бесплатно? Откуда такое отношение к собственным гражданам?

В соответствии с новым Законом об Образовании резко сократилось финансирование специальных коррекционных учебных заведений опираясь не на уникальность и сложность выполняемой работы, а на подушную оплату работы педагога. Хотя понятно, что наполняемость классов может быть от 5 до 12 человек. И не больше. Резким снижением оплаты труда педагогов заставляют уволиться, чтобы окончательно расформировать классы.

Из всего это следует, что Государство не то что не понимает, что творит, а делает все это намеренно, желая избавиться от большой социальной группы больных детей.

Помимо этого, Государство продолжает закрывать глаза на проблемы детей-инвалидов внутри семей. Не секрет, что социальные службы вообще не интересуются бытовой стороной жизни. А между тем, помимо недоедания из-за намеренных действий родителей (также как и отказом оказывать ребенку-инвалиду медицинскую помощь именно родителями) такие дети нередко сталкиваются с жесточайшим домашним насилием, и даже сексуального характера, применением тяжелейших психотропных препаратов и госпитализацией в психиатрические больницы в качестве воспитательной меры. Остановить родителей при этом не возможно. Здесь не принято вмешиваться во внутренние дела семьи. Органы опеки максимум составляют акт о проведенной работе, не позаботившись о страдающем ребёнке. А почему? Почему именно больные дети  становятся  заложниками своих же родителей? 

Средства массовой информации также продолжают муссировать новости о преступлениях, совершенных инвалидами. Здесь стоит напомнить, что в сводках совершенных преступлений запрещено указывать национальность злоумышленника чтобы не развивать национальные предрассудки в нашей стране. Но то что каждый инвалид может быть опасен для общества, каждый журналист пытается донести. Соответственно, и общественное мнение об инвалидах у нас сформировано совершенно определенным образом, готовя общество к интеграции в него нездоровых людей.

Напомню также о популярном сериале "Кухня". Там знаменателен первый сезон, где шеф повар, желая обидеть, оскорбить подчиненных, обзывал их "инвалидами". Для большинства это выглядело смешно. Но ведь это оскорбление! А если большинству смешно, то претензий никаких нет!

Здесь же стоит указать отказ Государства от социального обслуживания детей-инвалидов на дому, список противопоказаний, в который включены умственная отсталость и психические нарушения, для санаторно-курортного лечения и оказания услуг ЦСО, запрете устанавливать знак "Инвалид" на автомобиле для перевозки ребенка-инвалида и соответственно парковаться на местах, предусмотренных для автомобилей инвалидов, не освобождения от госпошлин (хотя инвалиды взрослые освобождены), отказ  от внеочередного обслуживания на предприятиях торговли, общепита, службы быта, связи, ЖКХ, в учреждениях здравоохранения и других организациях, а также право внеочередного приема должностными лицами (на равне инвалидами I и II  групп), отказе во внеочередной установке стационарного телефона в противоположность инвалидам взрослым . И даже на платной основе получать социальную помощь от государства семьи с детьми-инвалидами не могут.

Вообще социальная поддержка в России организована таким образом, что семья, воспитывающая ребенка-инвалида, воспользоваться ей не может из-за недоступности.
И для Закона дети-инвалиды- фантомы в силу своего несовершеннолетия.

Медицинская помощь детям-инвалидам становится все более недоступной.

И апофеоз: врачей Правительство РФ в 2009 году освободило от ответственности за причинение пациенту вреда средней тяжести. Что из этого следует? Следует разрешение эвтаназии. То что в России эвтаназия есть, родители детей-инвалидов знают не по наслышке, поэтому стараются в больнице находиться вместе со своими детьми, иначе дети живыми не остаются. Не думайте, что это должна быть обязательно инъекция после которой ребенок заснет навсегда. Нет. Несвоевременное назначение лечения или полное его отсутствие, при этом ребенок погибает от банальной простуды переросшей в пневмонию, полное отсутствие ухода за ребенком, не говоря уже о широком применении привязывания детей, которые активно себя ведут, к кроватям, и в результате некоторые погибают, захлебнувшись в слезах и рвотных массах. А если ребенок не погибает, то при возвращении из больницы домой, выясняется, что у него безвозвратно сломана психика в результате неоправданного применения аминазина и галоперидола, потребности в которых вообще не было, но это излюбленные препараты, применяемые в стационарах для поддержания тишины в отделениях и экономии людских ресурсов. В дополнение, эти дети оказываются крайне истощенными после нахождения в стационаре. 
Хотелось бы указать также на тот факт, что  дети-инвалиды, проживающие в интернатах, долго не живут, обычно они умирают в течение периода от 3 месяцев до 2 лет, впрочем как и взрослые инвалиды, и старики. Чудовищное истощение лежачего инвалида- это обычная картина. В слычае смерти вскрытие для выяснения причин даже не производится. "Смертность обусловлена тяжестью патологий"- это стандартное объяснение высокой детской смертности в интернатах.

IMG_0879 (1)Я уже умалчиваю, что, несмотря на специальное распоряжение Мин.Здравоохранения, в детских больницах продолжают не кормить мам тех детей, которые находятся на лечении, заставляя их мучиться от голода и жажды, а также не предоставляют им места для сна. При этом мамочки спят кто на полу, кто на стульях совершенно в недостойных условия. Бунтовать нельзя. При неподчинении внутреннему распорядку больницы (то есть при  просьбе организовать человеческие условия), руководство больниц тут же отказывает больному ребенку в медицинской помощи и выписывает его. Все без исключения московские больницы делают это. Спросите, с какой целью? Очень просто, чтобы вынудить мать покинуть больницу, и тогда с ребенком можно делать что угодно, и в будущем никогда не обращаться в больницы.

 Дорогие друзья, а не напоминает ли Вам всё это историю Германии 30х годов XX века?

 Давайте обратимся к истории.
В Германии была разработана  и внедрена пронрамма "Т4" («Акция Тиргартенштрассе 4»), сутью которой было уничтожение нетрудоспособных лиц (инвалидов, а также болеющих свыше 5 лет). Причиной массовых убийств было не только проведение расовой гигиены для уничтожения лиц, болезни которых могут передаваться потомству, но и чисто экономические мотивы, то есть та же "оптимизация средств". Категорию нетрудоспособных национал-социалистический режим рассматривал как лишних людей. Вопросы полезности регламентировались внутренними документами программы «T-4»: «Производить уничтожение всех, кто неспособен продуктивно работать, а не только лишённых рассудка».
Для начала после своего прихода к власти  в 1933 нацисты начали систематически отбирать средства у попечительских и лечебных учреждений, в результате чего резко ухудшилось снабжение пациентов с тяжелыми нарушениями здоровья продовольствием. К примеру, в Гессене норма питания упала ниже 40 пфеннигов в день. Эта нехватка питания стала приводить к гибели пациентов.
Что касается детей, 
18 августа 1939 года министерство внутренних дел издало распоряжение об обязательной регистрации всех детей с физической или умственной инвалидностью. Параллельно проходила акция по статистическому учёту физических инвалидов и душевнобольных, проживавших в учреждениях Германского рейха.
Хотя детская программа распространялась первоначально только на детей в возрасте до 3 лет, этот предельный возраст вскоре был увеличен. Немецкая ассоциация детской и подростковой психиатрии и смежных дисциплин была основана в 1940 году в Вене. На первой конференции было найдено решение проблемы асоциальных несовершеннолетних: врачи определяли ценность жизни каждого ребёнка в соответствии с экономическими критериями. Детей, чья ценность была определена негативным образом (например, те, кто, по-видимому, в будущем не смог бы работать, либо те, чей IQ оказался низким), считалось необходимым направлять на «эвтаназию».
 Приговор о смерти выносился без серьёзной диагностики. До конца войны примерно в 30 специализированных детских отделениях было убито, по неполным данным, не менее 5000 детей-инвалидов и более 70.000 взрослых.
Информация о детях-инвалидах отсылалась в Берлин, где её рассматривали 3 медицинских эксперта, принимавших решение, следует ли подвергать того или иного ребёнка «эвтаназии». Решение принималось без согласия родителей. Детей, отобранных для смерти, отправляли в один из назначенных центров для убийства в Германии, в то же время родителям сообщалось, что их детей переводят в другую клинику в целях добиться «лучшего и более эффективного лечения». Убийства совершались с помощью инъекций барбитуратов; в некоторых случаях детей просто переставали кормить, из-за чего они умирали от голода. Родителей погибшего ребёнка информировали в форме письма, что ребёнок умер от воспаления лёгких либо вследствие другой выдуманной причины.
Кроме того, детей использовали в качестве объектов исследования, поскольку немецкие учёные были очень заинтересованы в исследованиях мозга.

                                                      НАПОМИНАЕТ?